Подлинное открытие!

 

24 апреля 2013 года в рамках Международного фестиваля современной музыки «Сибирские сезоны - 2014» Камерный зал Новосибирской филармонии оказал радушный прием гостям из г. Екатеринбурга. Избалованной

публике Новосибирска они впервые представили свой спектакль «OPERAHAUSE» силами Камерного оркестра «Harmonia caelestis» под управлением Яны Анненковой, танцевальной компании «Окоём» под руководством Александра Гурвича, Алексея Петрова (баритон) и солистов Лаборатории Новой Музыки . 

      В основе спектакля лежит абстрактный и даже абсурдный мир, который заставляет зрителей не только удивляться и поражаться сценическим решением спектакля, но и всерьез задуматься, анализируя происходящее и пытаясь найти логические связи между танцами, пантомимой и музыкой. Спектакль «OPERAHAUSE» представляет собой абсолютный микст в прямом понимании этого термина – разные сферы искусств здесь надежно спаяны между собой. И все же отличительная черта в этом спектакле есть. Все сферы искусств (пластика, инструментальная музыка, пение, пантомима) не только сплетались в разных группах исполнителей, но и активно чередовались между собой, то есть, каждая из этих групп могла выступить и в пантомиме, и в танцах. Так началось со вступления и продолжалось до

самого конца. 

 

     Занавес открылся, и меня сразу же поразило увиденное. В кромешном мраке на одном из множества стульев и пюпитров (которые были приготовлены для Камерного оркестра) спиной к зрителям сидела дирижер (Яна Анненкова), которая начала исполнять лирическую, очень красивую и завораживающую мелодию стран знойного Востока. Интересно то, что дирижер в данном случае исполняла несколько иную роль – она являлась неким рассказчиком, который постепенно вводил нас в спектакль. Также постепенно на сцену начали выходить, очень медленно и спокойно, исполнители оркестра со скрипками. Сдержанно и отрешенно «побродив» по сцене, при этом немного стесняя уже появившихся танцоров, исполнители занимали свои места на стульях. Это и навело меня на мысли о том, что вданном случае осуществлялся не просто эффектный выход исполнителей – они стали незаменимыми актерами, которые постепенно сформировывали для нас абстрактный и трудно уловимый мир.Но вот лиричная восточная мелодия умолкла, дирижер сразу же заняла свой «пост» и уже собранный в единое целое оркестр заиграл нам музыку барочных композиторов. Очень неожиданным решением оказалось сплетение этой музыки с современным танцем. Теперь на первом плане заблистал «Окоём». Мне, как человеку, слабо разбирающемуся в балетной пластике, было трудно понять, что нам танцоры пытались показать. И все же среди резких взмахов рук, ног, дерзких прыжков на всю обнаженную стопу, удалось увидеть и классические балетные повороты, и легкие, изящные прыжки.

 

     Лично для меня это стало просто поразительным, как хорошо удалось соединить несоединимое, и как же это выглядело органично и красиво! Следующей позицией в созданном танцорами абстрактном мире они пытались принимать какие-то условные формы, добавляя на сцену стулья, и исполняли для нас некий пантомимический этюд. На протяжении всего номера я размышляла и пыталась обдумать те намеки, которые были представлены на сцене. Танцоры делали все возможное, что только можно было сделать со стульями – они танцевали на них, под ними и даже рядом с ними, пытаясь стать продолжением стула, или наоборот, откидывали его назад и акцентировали внимание на себе. 

 

     Вскоре на сцене появился главный герой – Алексей Петров (баритон). Одновременно исполняя барочную арию, Алексей собирал по сцене оставленные стулья и выстраивал их в два ряда – друг напротив друга (что тоже выглядело довольно-таки странно). Затем прекрасной мимикой и элегантным движением руки, он пригласил танцоров сесть на эти стулья,постоянно их поправляя и разделяя друг с другом. Что под этим подразумевалось, представить трудно. Для меня это выглядело, как попытка упорядочить окружающий мир вокруг себя. В этот момент танцоры по волшебству перевоплотились в актеров, которые до конца спектакля сопровождали главного героя, то подшучивая и подсмеиваясь над ним, то являясь неким логическим завершением его образа.  В какой-то момент в этом непонятном мире стали проявляться узнаваемые жанровые типы: например, особенно ярко мне запомнился некий комический элемент, когда главный герой уселся вместе с танцорами на стул и, дождавшись, когда они все уснут, пустился в безудержный и местами нелепый пляс, что, естественно, вызвало смех у многих зрителей. Небольшая каламбурная пантомима Алексея закончилась тем, что он вернулся в свое «кресло» и уснул вместе с танцорами. Должно быть это была символическая «арка» данного номера внутри спектакля.Следующий номер был полностью построен в комическом ключе. Бедного героя танцоры постоянно закидывали себе на спину и, то бегали с ним от одного края к другому, то катали его по полу, то взлохмачивали волосы, то задирали ему брюки и манжеты пиджака. Поразительно то, что вовремя этих «издевательств» Алексей Петров умудрялся петь строгую

барочную арию мести, причем очень качественно и эффектно. После такого жестокого обращения с Алексеем танцоры все же «успокоились» и решили привести своего героя в порядок. Одновременно с этим одна из танцовщиц принесла ему очень красивую корону, украшенную камнями, словно преклоняясь перед его могуществом, и после абстрактной коронации дирижер взяла в руки большой барабан и начала выбивать торжественные гимничные ритмы, при этом еще и успевая дирижировать камерным оркестром.

 

     Последующая сцена вновь принадлежала только танцорам. На этот раз у них была своя история, сюжет которой был тоже не совсем понятен, но выстроен очень красиво! Танцоры разделились по парам и каждая из нихпоказывала совершенно разные эмоции: одни танцевали ритмично, согласованно и прекрасно дополняли друг друга, другие постоянно как-то находились в стороне и больше выполняли роль зрителей, оценивающих происходящее, третьи же сначала словно ненавидели друг друга и их танец по душевному состоянию был близок страстному танго. Но затем все они слились в единое целое, и это показалось мне вершиной лирической линии спектакля. Это было прекрасно и очень трепетно! Одновременно с этим, в другой половине сцены (такое чувство, что зал разделили на два параллельных мира), дирижер нежно смотрела в глаза главному герою и здесь, казалось, тоже зарождается эта искорка любви и надежды. Но почему- то дирижеру такое развитие сюжета не понравилась – она подбежала к нежно обнимающейся паре и разорвала их объятья. Такого решения явно никто не ожидал! Разъяренная Яна Анненкова подошла к оркестру и принялась дирижировать очередной барочной пьесой. И здесь главную роль сыграл уже сам оркестр. Некоторое количество скрипачей вышли на сцену (при этом играя пьесу) и принялись исполнять ритмичные движения, словно марионетки, которыми управлял дирижер. Вот такого я точно не ожидала даже от самого абсурдного современного спектакля!!! Впечатление незабываемое!

 

     Но и это был далеко не последний сюрприз спектакля! Неожиданно длявсех зрителей исполнители оркестра встали со своих стульев, взяли ноты спюпитров и вышли на самый край сцены, где и уселись поудобней полукругом. Дирижер, словно никак не ожидая таких действий, с удивленным лицом тоже прошла на край сцены и села спиной к зрителям перед оркестром, а с краю остались стоять только солистка-гобоистка и главный герой, который был готов исполнить свою последнюю лирическую, очень грустную и сжимающую сердце арию. Под прекрасные мелодии оркестра, сидящего на полу, изливались трепетные диалоги баритона и гобоя. Лично я впервые за весь спектакль искренне начала сопереживать главному герою,

словно он только сейчас растворил двери своей души и обнажил перед нами всю свою печаль. Все это время танцоры уже были далеко за пределами понимания, где-то в глубине сцены, они даже не двигались. Они смиренно сидели на стульях, и только одна танцовщица брала оставшиеся от оркестра стулья, приносила их к краю сцены, переворачивала и оставляла за

играющим оркестром. То же самое она делала и с пюпитрами, пока не перенесла все к играющему в полумраке оркестру, словно вернув им то, что осталось в том неосознанном, глубинном, параллельном мире. 

 

     Финальным номером оказалась испанская серенада в сопровождении двух гитаристов, которую главный герой исполнял для дирижера. В свою очередь, Яна внимательно слушала его и нежно улыбалась. На первом плане словно все замерло и остались только они вдвоем; исполнители оркестра уснули в прямом смысле слова прямо на полу и утопали в сладких грезах и мечтах. На заднем плане танцоры выполняли роль движущегося фона, соединяя странные и загадочные элементы современного танца с традиционными элементами испанских танцев. Последние фразы серенады дирижер вторила влюбленному герою и их голоса наконец слились в единое целое. На этом моменте погас последний тусклый свет и музыка умолкла. Как только свет вновь был зажжен, в зал бурным потоком ворвались аплодисменты. Зрители однозначно остались довольны и наверняка получили большую «пищу» для ума и серьезных размышлений. 

 

     Спектакль «OPERAHAUSE» оказался для меня настоящим открытием в плане новой и специфической трактовки хорошо известной всем музыки. Мне не хотелось бы подробно говорить об исполнении барочных арий и пьес, так как их исполнение было ожидаемым и понятным. А вот сценическая трактовка, уже изведанного нами, оказалась особенной и по-настоящему

завораживающей. Мне очень понравилось то, что этот спектакль дает зрителям-слушателям не только возможность насладиться прекрасными шедеврами барочной музыки, но и заставляет нас всерьез задумываться над трактовкой, рассуждать и пытаться осмыслить идейное содержаниеодновременно увиденного и услышанного. Несомненно, этим спектаклем будут восхищаться еще много-много зрителей, которым, надеюсь, посчастливится увидеть его! 

Шнайдер Юлия IV курс ТКФ

<- Вернуться назад

Please reload

  • Wix Facebook page
  • Wix Twitter page
  • Wix Google+ page

©  Официальный сайт Алексея Петрова

Алексей Петров баритон солист певец вокалист музыка концерт песня ария романс вселенная муслима магомаева детский концерт operahouse карл орф умница свердловская филармония гаврилин волшебный веер или где сидит фазан, alexey petrov, singer, singer, soloist , vocalist, song , aria , song , concert, music, recital , baritone , Muslim Magomayev, Gavrilin , Dido and Aeneas , The Red Violin , Carl Orff opera Clever , Sverdlovsk Philharmoni Рахманинов Opera house  Петров Алексей Витальевич,

  • Wix Facebook page
  • Wix Twitter page
  • Wix Google+ page